Home Mail
ФОнД «АРХиВ МОСКоВСКоГО МЕТОДОлОГИЧеСКОГО КРУЖКа»
 
АВТОРИЗОВАННЫЙ ВХОД
Забыли пароль?
Регистрация
 
Главная | О сайте | Об ММК | Архив | Издательство | Глоссарий | Новости и события |
 
Уважаемые посетители!
Некоторое время после открытия сайт будет работать в тестовом режиме.
 
Л.П.Щедровицкий. Мое отношение к высказываниям Г.А.Давыдовой и П.Г.Щедровицкого 23.02.07

Версия для печати  

«“[А]рхив ММК” ... не имеет описи, не имеет единого владельца, не имеет известного местонахождения» (П.Щедровицкий, Г.Давыдова)
«Я вырос в архиве ММК...» (П.Щедровиций)
Г.П., видимо, был не самым лучшим отцом, раз сын вырос, шляясь по неизвестным местонахождениям :) И известная акцентуированность в поведении возглавляемого последним учреждения этим вполне объяснима и, наверное, даже извинительна.
Л.П. тоже хорош: нет бы ему, видя такое, взять племянника на воспитание... :) Вот и получил enfant terrible, стакан воды некому подать, прокуратурой грозятся... :)
Аноним (http://community.livejournal.com/methodology_ru/87911.html)

«Я высказываюсь от имени, извините, господа, Московского методологического кружка»
Г.А.Давыдова (Совещание по издательской политике Фонда, 22.03.06)

23.02.07. (после Чтений) Г.А.Давыдова и П.Г.Щедровицкий публично высказались по поводу своего видения ситуации с Архивом ММК. Прошло десять дней. Фонд не счел нужным опубликовать тексты выступлений. Поэтому я вынужден воспроизводить  сказанное ими, пользуясь аудиозаписью. В некоторых комментариях я пользуюсь также аудиозаписью «Совещания по издательской политике Фонда» (22.03.06).

У меня нет желания подробно анализировать то, что происходило на этом форуме 23.02.07. Я прокомментирую только высказывания, достаточно ясно, на мой взгляд, характеризующие ситуацию.

I. Высказывания Г.А.Давыдовой

1. «Было принято решение также быстро издавать в другом формате и другие тексты».

Если бы, действительно, было решение «быстро издавать», мы бы сейчас имели совсем другой объем изданного.

2. «… ускорился темп изданий. По четыре книжки в год для работающих людей ( которые имеют еще другую работу) – это непосильный труд. Я как издательский работник могу сказать: это очень тяжело – делать хорошо».

За 10 лет (1995-2005) нами издано только 14 книг, т.е. в среднем по 1,4 книги в год. Безобразно мало, с моей точки зрения.

И темп совсем не «ускорялся». Или кто-то полагает, что если на титуле четырех книг стоит один и тот же год, то это означает, что на подготовку этих книг был потрачен год?

3. «…восстановить ГОСТы оформления издательской деятельности. Это не к тексту имеет отношение, это имеет отношение к оформлению книжной продукции, чтобы она могла войти в книжный социо-мир, т.е. чтобы она могла быть описана, унифицирована в соответствующих библиотечных коллекторах. <…> И международные коллекторы библиотечные – ISBN – там тоже есть свои номера. Эти номера означают, что эти книги числятся в соответствующих базах данных. Это значит, что они изданы. Оказалось, что «серая» серия, которая не имеет ББК, не представлена, следовательно, в книжных реестрах РФ. Их там нет. Книжка, одна из лучших, которую вы все знаете, «Я всегда был идеалистом», вообще не имеет никаких реквизитов <не разб.> Она ни в каких библиотеках числиться не может».

По поводу «Я всегда был идеалистом» можно только выразить соболезнование: описание этой книги в каталоге Российской Государственной библиотеки (ранее – «Ленинка») есть.

На всех наших книгах есть ISBN, а значит, они попадают в соответствующие базы данных.

Но проблема не в этом. Допустим для игры, что книга действительно ни в одной библиотеке не числится.
Тогда у Фонда, по крайней мере, две возможности: 1) сделать усилия в направлении того, чтобы книга числилась и 2) улюлюкать по этому поводу.
А какие цели в действительности преследует Фонд?
Ответ на этот вопрос дает совещание по издательской политике Фонда: П.Г.Щедровицкий. «А меня это устраивает. <..> Понимаешь, у меня простая, элементарная организационная позиция» (22.03.06).
Итак, дело здесь вовсе не в качестве книг и не в отсутствии библиотечных описаний, а в «простой, элементарной организационной позиции».

Вопрос с ББК (индексом  «Библиотечно-библиографической классификации») не так прост, как его хотят представить.
«Избранные труды» и «Философия. Наука. Методология» попали в раздел «История философии».
«О методе исследования мышления» – в раздел «Общая психология».
«Знак и деятельность» – в раздел «Общенаучное и междисциплинарное знание».
На мой взгляд, это типичное ФДП. Или вот это самое и есть «культура»?

Раздела «Методология» в ББК вообще нет. Интересно, почему «Институт развития» до сих пор не «развил» наши библиотечные классификаторы, не сделал их «культурными»?

4. «Договор был такой, что я имею электронную версию полную всего архива и факсимильные тексты самого Георгия Петровича или, где его рукой сделана правка».

И в чем проблема? И какое это имеет отношение к клевете Фонда и «наследников»?
О передаче рукописей и авторских текстов ГП была договоренность с И.В.Степкиной еще до 27.12.06. (см. Приложение 1).
А полная электронная копия переданных мне документов еще не готова.

Если бы не клеветническая акция «Института развития» и «наследников», рукописи уже давно были бы возвращены.

Они и будут в ближайшее время возвращены, несмотря на то, что в принципе Г.А.Давыдова своей акцией расторгла все договоренности – сама. 

5. «Мне стало ясно, что больше так издавать нельзя».

Допустим. Но остаются вопросы.
Первый: когда стало ясно? В 2004?
Если это так, то почему первое публичное заявление об этом датировано 2006 г.?
Все книги, вышедшие под именем Г.П., были сделаны до 2005 г. (даже те, на которых стоит «2005»: выход их в свет был приурочен к Чтениям).
Вопрос второй: как из того, что кому-то что-то стало ясно, последовало обвинение в «контрафактности».
Вопрос третий: почему в начале 2006 г. эти книги рассматривались как этап «проекта» наследников и Фонда, а в конце 2006 г. уже нет?
Вопрос четвертый: а к моменту, когда «стало ясно, что больше так издавать нельзя» уже было ясно, как можно? Могу я рассматривать книгу «Знак и деятельность. Т. 1» как результат такой «ясности»? И как образец «культурного издания»?
Вопрос пятый: если уж наверняка к 2006 г. все стало ясно, то почему немедленно был снят с сайта «circle.ru» под непосредственным нажимом Г.А.Давыдовой мой текст (см. Приложение 2 – о моих претензиях к первому тому «Знак и деятельность» как издательскому продукту)?

6. «Я вышла из этого издательства <… >, и это издательство потеряло право на издания».

Справка: вышла в 2006 г.
Следовательно, признается, что до выхода такое право наше издательство имело.

Здесь следует указать на еще одно немаловажное обстоятельство.
В 1995 году был создан творческий коллектив для издания трудов ММК, куда вошла и Г.А.Давыдова (см. Приложение 3.)
Так вот из этого творческого коллектива Г.А.Давыдова до сих пор не вышла.

7. «Давайте обсудим другую издательскую стратегию и другую издательскую политику. И вот с этого момента начались все неприятности. Потому что обсуждать с нами другую издательскую стратегию и другую издательскую политику группа не захотела».

Во-первых, эта «другая издательская политика» (кроме тезиса «так издавать нельзя!») нигде до сих пор не представлена. Считать обсуждением именно «издательской политики» то, что произошло 22.03.06, я никак не могу, поскольку оно таковым не являлось.

Во-вторых, когда на сайте Фонда были опубликованы «материалы» этого совещания, мы сразу же высказали свое отношение к нему, т.е. как раз захотели обсуждать.

И тут выяснилось, что как на сайте Фонда, так и на сайте «Методология в России» критических квалификаций, высказанных по делу и со всей ответственностью, боятся, как черт ладана. Их, видите ли, оскорбляет правда (см. Приложение 4). 

Мы хотели тогда обсуждать многие вопросы. Но обсуждать публично и не анонимно. И с фиксацией оснований.
В частности, мы хотели обсуждать:

А. Действительно ли Фонд уполномочил Г.А.Давыдову от его имени говорить все то, что она говорила 22.03.06?
А она начала свое выступление со слов: «  … я, в данном случае, здесь и сейчас выступаю не от своего личного имени <…>.  Я считаю себя вправе как член Научного совета говорить от имени Фонда».
Правда, не только от его имени. По одному из вопросов даже круче: «Я высказываюсь от имени, извините, господа, Московского методологического кружка».

Б. Сомнительные цели.
«Я считаю, что куда бы ни были помещены эти тексты, в архиве ли, в интернет-архиве или еще где-то – должен быть специальный допуск, где бы пользователи объясняли, зачем им это вообще нужно» (Г.А.Давыдова, 22.03.06).

В. Интенцию Фонда на фальсификацию во благо – из соображений «заботы о читателе» и «необходимости восстановления коммуникативного контекста».
Так, например: «…мне было сказано: ты что за мужа решила писать?! Я говорю: он должен был это сказать. А я его голос слышу. Просто все интонации могу воспроизвести. Он должен был это сказать» (Г.А.Давыдова, 22.03.06).
Или (на предложение М.С.Хромченко опубликовать лекции ГП «Основы и принципы методологической организации мышления и деятельности специалиста»): «Отвратительные лекции. … Я уже не знаю сколько лет назад Реус просил меня это отредактировать, эти лекции. Я две только смогла. Дальше пройти было невозможно… Вас там не было. Поэтому вы не понимаете, чего вы читаете…. Я-то там была и знаю, что там происходило… Лекции можно понимать, что говорил ГП… Вот Вера может понимать, что там происходило. Я могу понимать. Все! Больше никого нет» (Г.А.Давыдова, 22.03.06).
А другой представитель Фонда – его Президент – добавил (правда, уже не от имени Фонда): «Слушатели были идиоты. Слушатели».

Кстати, по поводу коммуникативного контекста – весьма показательно, что не была услышана и никак не обсуждалась очень четкая реплика В.Л.Даниловой, действительно имеющая отношение к издательской политике Фонда и к идее развития:
«Но ведь коммуникативный контекст это то, что мы держим в своих руках. Скажем, если взять идею Г.Афанасьева, что нужно делать сайт, поддерживающий издание книг, то можно планировать как одно из направлений работы Фонда критику, комментирование, обсуждение всей выходящей продукции. И продукции издательской группы Льва Петровича в том числе».

Г. Коммуникативное vs транслятивное. Мне представляется эта тема чрезвычайно интересной. (О принципиальной разнице позиций см. Приложение 6)

Д. Двойные стандарты
Например, требуя безусловного наличия «комментариев», Г.А.Давыдова выпустила два тома лекций Г.П. – и ни в одном из них вы не найдете комментариев к лекциям! Хотя здесь ей можно было бы при желании ох как разгуляться. Это ведь не какая-то там завалященькая темочка, а «Знак и деятельность»! Можно было воспользоваться многочисленными заметками самого Г.П., организовать перекрестные ссылки… На худой конец можно было бы воспользоваться рецептом В.Л.Даниловой (см. «На досках»).
А «указатели» к первому тому – это просто откровенная халтура.

Или другой пример: «Когда мне предъявляется такого рода замечание: почему вы на себя берете смелость или нахальство определять, что мне читать, а что мне не читать? <…> Ваше дело дать нам возможность иметь эти книги, – я сказала: нет, нет у нас такой задачи – дать нам возможность баловаться этими книгами в вашем доме, выстраивать себе такую полку» (Г.А.Давыдова, 22.03.06).
Но чуть дальше: «У меня есть полка, которой я могу украсить свой дом – этими книгами. Я их не трогаю вообще. Они стоят там чистенькие. И чтобы они там были».

8. «Нужно готовить тексты и эти тексты должны быть затребованы пользователями. Вот сколько их нужно столько и нужно их сделать».

Угу! Запросить по Интернету, кто какие тексты желает иметь в своей книжной библиотеке…

9. «Чтобы книги, которые мы издаем, не валялись в магазинах».

Многих книг в магазинах уже давно нет. Но что-то Фонд не спешит с их переизданием.

10. «Они длились, эти переговоры, полтора года».

Речь идет о переговорах по найму меня и моих коллег на работу. Переговоры нисколько не длились. Летом 2005 г. на встрече с И.Степкиной и А.Русаковым мы сразу же приняли условия, предложенные нам (а они заключались исключительно в том, что на изданиях работ Г.П. будет стоять «гриф» Фонда, т.е. речь шла только о смене издательства). А когда Фонд через полгода работы над продолжением нашего проекта (принятого Фондом) нарушил все договоренности, то договариваться с ним, действительно, не имело смысла. Мы так Фонду все время и отвечали.
Но какое это все имеет отношение к делу? Ну не хотим мы работать с «Институтом развития имени» (как метко выразился Д.Куликов). И что? В чем проблема? Хотят «наследники» издавать Г.П. в золотом обрезе – вольному воля.

Поэтому дальнейшие работы по подготовке к изданию работ Г.П. мы после 22.03.06. приостановили. Ни одного нового издания  работ Г.П. нами не анонсировано. Чего же Фонду так неймется?

А неймется потому, что замыслен был 23.03.06. еще один симпатичный планчик, зафиксированный Президентом «Института развития имени» в следующей формулировке, которая в свете сегодняшней ситуации имеет принципиальное значение:  «Есть второй способ решения проблемы. Он связан с финансовыми вещами. Но при этом представляет из себя структуру, которая в просторечии называется шантаж» (П.Г.Щедровицкий, 22.03.06)..  

И тут я должен поправиться: была все-таки у Фонда «издательская политика». И то, что происходит сейчас, это не что иное, как ее практическое осуществление.

11. «При этом нужно еще сказать, что мы ни разу не говорили «глаза в глаза». Это все делалось в письмах, по «электронке»… никаких встреч прямых».

Что касается меня, то я говорил «глаза в глаза». И встречи прямые у меня с ГА были. А именно: 3 февраля 2006 г. в день смерти ГП, когда я еще раз уточнял у ГА  ее желание иметь рукописи именно в Болшево (и получил подтверждение) и 23 февраля 2006 г.
Но никаких заявлений «глаза в глаза» о том, что она выходит из нашего проекта, она никогда мне не делала. 

12. «Начиная с 2003 года по нынешнее время я не получила из электронной версии ничего» (речь идет об электронных копиях бумажных документов Архива ММК – Л.Щ.).

Все, что запрашивала, то и получала. А запрашивала одну или две статьи (в частности: Г.П.Щедровицкий. Прикладная методология: схема – принцип).

13. «И архив продолжает жить в квартире у Льва Петровича. И видимо уже в другой форме организации или дезорганизации – я этого просто не знаю».

Какая все-таки прелесть эти коммунальные домыслы!

14. «Я позвонила Сергейцеву, чтобы выяснить, сколько сделано из этого архива, сколько оплачено и что я могу из этого получить. Договор был такой, что я получаю все. Тимофей мне ответил: я не в курсе, не знаю, узнаю – позвоню. Все. После этого никаких звонков, никаких приветов ни ответов больше нет».

У меня нет перед Т.Сергейцевым никаких обязательств. Поэтому узнавать у Т.Сергейцева что-либо о моей работе – по меньшей мере странно. Не проще ли было спросить у меня? 

15. Ситуация с электронной версией для меня полностью закрытая. Причем я знаю, что некоторые коллеги имеют эту электронную версию 2000-го года» (а здесь речь идет об «электронной библиотеке» – Л.Щ.).

Версия электронной библиотеки («Наследие ММК′2000») была вручена Г.А.Давыдовой собственноручно мною в 2000 г.

II. Высказывания П.Г.Щедровицкого

1. «Я трижды заключал со Львом Петровичем договоренности, которые он затем нарушал. В частности о тематическом планировании».

Это неправда. П.Г.Щедровицкий встречался со мной всего один раз (у меня дома весной 2004 г.). Никаких договоренностей, которые я бы мог нарушить не было. Никакого темплана П.Г.Щедровицкий мне не предлагал, поскольку у него тогда его просто не было, как не было и через два года (П.Г.Щедровицкий: «У меня нет ответа на вопрос, что издавать». – «Совещание по издательской политике», 22.03.06)).

Зато был темплан с нашей стороны – как на 2004–2005 гг., так и на 2006–2007 гг. (см. Приложение 5).
И в Фонде появился документ под названием «ПРОЕКТЫ ФОНДА им. Г.П.ЩЕДРОВИЦКОГО на март 2005 г. - 2006 г.», куда наши проекты вошли как приоритетные (см. Приложение 5).
Кстати, две новые книги, включенные в план, а именно  «Культура. Культуротехника. Культурология» и «Лекции по педагогике» (тт. 10 и 11 «серой» серии – «Из архива Г.П.Щедровицкого») были готовы к публикации в конце 2005 г.
Выход в свет этих книг (уже отпечатанных в типографии) был остановлен письмом адвокатской конторы.
Как тут не вспомнить горькую фразу Г.П.:
«... 35 лет, по сути дела, бесплатно работали, разрабатывали новые понятия, методы, способы мышления, применяли их в практическом анализе разных сфер деятельности, а опубликовать ничего не могли. Нам не только не помогали, но всячески мешали, запрещали распространение уже отпечатанных тиражей, рассыпали наборы книг, выбрасывали статьи из журналов. И делали это отнюдь не начальники и бюрократы, а интеллигентные коллеги, говорящие о высокой нравственности и этических принципах жизни».
Теперь эстафету «интеллигентных коллег» подхватили его «наследники». Только теперь разговор идет о «качестве изданий» и о «формальных основаниях».

2. «… обязательства по отношению ко мне и к спонсорам выполнены не были».
Я понятия не имею, какие обязательства были у П.Г.Щедровицкого перед спонсорами и чего он там не выполнил.
Ни у меня, ни у нашего Издательства никаких обязательств ни перед П.Г.Щедровицким, ни перед Фондом, ни перед его спонсорами нет и не было.
Издательство работало по плану, который был принят Фондом и широко им рекламировался. Реализация этого плана никак не зависела от финансовой помощи со стороны: книги были бы изданы в соответствии с планом и без спонсорской поддержки.

3. «После того как я передаю деньги, я тираж у Льва Петровича покупаю. Покупаю. Когда Вы говорите, что это не бизнес, то я должен вас уверить: это вы ошибаетесь».

1) «После того, как я передаю деньги…»
Переданные деньги не покрывали даже типографских расходов (не говоря уже о себестоимости книг). Другими словами, П.Г.Щедровицкий никогда не оплачивал издание книг.
Так, например, для книги «Мышление. Понимание. Рефлексия» переданные деньги покрыли всего лишь одну четверть типографских расходов.

2) «…я тираж у Льва Петровича покупаю. Покупаю».
А что, П.Г.Щедровицкий все хочет даром получать?
На самом деле Фонд никогда не покупал тираж – всегда только часть тиража.
Так, например, для книги «Мышление. Понимание. Рефлексия» от И.В.Степкиной при планировании тиража поступил заказ на 1000 книг. В связи с этим обстоятельством тираж этой книги был увеличен до 1800 экз. А «купил» Фонд в начале 2005 года всего 300 книг.
Слово «купил» поставлено в кавычки потому, что Фонд заплатил за эти 300 книг (с 2005 г. по 2007 г.) 0 рублей и 0 копеек.
3) «Когда Вы говорите, что это не бизнес, то я должен вас уверить: это вы ошибаетесь».
Трудно понять, что в данном случае П.Г.Щедровицкий имеет в виду под «бизнесом», и поэтому для справки я привожу табличку:

Наименование книги

Фонд покупал по цене

Фонд продавал по цене

Г.П.Щедровицкий. Организационно-деятельностная игра. Т. 9

90 р.

200 р.

Г.П.Щедровицкий. Мышление. Понимание. Рефлексия

250 р.

400 р.

Надо полагать, что ценовая политика Фонда вызвана как раз его обязательствами перед спонсорами Фонда.

4. «Мы предупредили. Мы сделали Льву Петровичу в некотором смысле подарок. Это лучше, чем если бы пришла прокуратура».

Признателен за внимание к моей персоне, но принять этот «подарок» решительно отказываюсь.

5. «Я считаю, что сам бы этого Лев Петрович не сделал. Его действие инспирировано группой поддержки».

Я подписался под коллективным открытым письмо. И это мое действие было инспирировано Фондом и его Президентом – П.Г.Щедровицким.
Никаких других действий я не совершал.

И далее: «… инспирировано группой поддержки. В отличие от целей Льва Петровича цели этих участников неизвестны. И в этом вся проблема. В отличие от целей Льва Петровича, цели которого мне понятны. Он хочет сделать добро, но в силу того … ну, коллеги, пожилой человек. Он живет в другом мире. Он не очень понимает, что он делает, с точки зрения формальных оснований».

Я прекрасно понимаю, что дело тут не в «формальных основаниях». И еще я прекрасно понимаю, что то, что делает П.Г.Щедровицкий, к добру не имеет никакого отношения.

С «группой поддержки» нет никакой проблемы. Они ни на йоту не отклонились от той установки, которую декларировали еще в 1995 г. И слова у них не расходятся с делами.

А вот с Фондом и «наследниками» действительно есть проблемы, поскольку у них-то слова расходятся с делами.

6. «Коллеги! Да забирайте вы эти коллективные тексты – все! И до свидания! Верните нам рукописи ГП! И его авторские тексты».

Справка: именно в тот момент, когда должна была произойти передача рукописей и авторских текстов и затевает Фонд все это безобразие (см. Приложение 1).

П.Г.Щедровицкий отнюдь не пожилой человек, и с пониманием у него до сих пор все было вроде бы нормально.  И подозревать, что скоропостижно наступил маразм, тоже вроде бы нет никаких оснований. Значит, имеет скрытые цели, но их не предъявляет.

Однако все тайное рано или поздно становится явным. 

Приложения

Приложение 1

Я – И.В.Степкиной 2006-11-28:

Ирина Викторовна!
1. Правильно ли я понял, что Г.А.Давыдова передает в распоряжение Фонда весь болшевский архив, включая его факсимильную часть? Если это так, то это означает кардинальную смену ее установок, поскольку раньше (по крайней мере, до февраля этого года) она неоднократно говорила мне, что хочет оставить эту факсимильную часть у себя, в личном распоряжении. Поэтому мне необходимо получить от Вас по электронной почте копию (скан) ее письменного распоряжения о передаче факсимильных материалов Фонду (с ее подписью, Вашей подписью и печатью Фонда). <…>

И.В.Степкина – мне 2006-11-28:

Здравствуйте, Лев Петрович!
По поводу Ваших вопросов: Г.А.Давыдова и П.Г.Щедровицкий хотят, чтобы архив хранился в фонде и фонд имел возможность пользоваться им и работать с ним. При этом наследные права на архив остаются у них. Факсимильная часть архива, как я Вам и писала, будет сначала перевезена в фонд, там описана, а после этого Г.А. планировала забрать ее в себе в Болшево, в этом смысле ничего принципиально в ее планах не поменялось. <…>

Я – И.В.Степкиной 2006-12-04:

Ирина Викторовна!
В любом случае, чтобы передать Вам факсимильные материалы, я должен иметь соответствующее распоряжение Галины Алексеевны (копию по e-mail).

И.В.Степкина – мне 2006-12-05:

-----Original Message-----
From: Галина А Давыдова
Sent: Tuesday, December 05, 2006 3:45 PM
To: Ирина Степкина (Фонд ГП)
Subject: Re: FW: факсимильные материалы
Лев Петрович! Прошу Вас передать факсимильные папки (папки с факсимильными текстами Георгия Петровича Щедровицкого с номерами по Описи Архива) директору Фонда "Институт развития им. Г.П.Щедровицкого" Ирине Викторовне Степкиной.
Заранее благодарю Вас.
05.12.2006. Галина Давыдова

Я – И.В.Степкиной 2006-12-06:

Ирина Викторовна!
Спасибо.
Мне нужно некоторое время для подготовки. Когда буду готов, сообщу Вам.

И.В.Степкина – мне 2006-12-06:

Хорошо, Лев Петрович

Приложение 2

Л.П.Щедровицкий
Мои претензии к первому тому «Знак и деятельность» как продукту издательской деятельности

На обороте титульного листа значится: «Подготовка к изданию А.А.Пископпель, В.Р.Рокитянский, Л.П.Щедровицкий».
Это не соответствует действительности. Тексты к изданию мы не готовили. Мы не редактировали тексты и в глаза не видели ни самих текстов в окончательной редакции, ни верстки. Я, правда, поставил некоторые вопросы редактору по поводу предлагаемой предварительной версии, но это было в начале 2003 года, и с тех пор я к этим текстам «не притрагивался» (а мои коллеги – тем более).
В разделе «От составителя» сказано, что «текст вычитан Л.П.Щедровицким…». Это точно так же не соответствует действительности. Повторяю: ни текстов в окончательной редакции, ни верстки мне никто не показывал, и я ничего не вычитывал. И схемы я не реконструировал.
Поэтому к тем курьезам, которые я обозначу дальше, я никакого отношения не имею.
Так, в сноске на с. 8 написано, что в издании «Избранных трудов» принимал участие В.Р.Рокитянский. Это не так.
В примечании редактора к этой сноске – в качестве несогласия с мнением В.П.Литвинова –  говорится, что «кроме того, не вошли в “Избранные труды” такие значимые статьи, как … “Коммуникация, деятельность, рефлексия”…». Это не так: большой фрагмент из этой статьи туда вошел. Очень смешит меня выражение «такие значимые». Как будто у Г.П. есть незначимые! В том «Избранные труды» много чего не вошло!
На с. 99 в примечании редактора сказано: «Речь идет о Всесоюзном съезде общества психологов в 1971 г.». Этого никак не может быть, поскольку лекцию Г.П. читал в январе 1971 г., а съезд был в июне
Я не буду ничего говорить об орфографических и иных ошибках, но вот повтор фрагмента текста на с. 8, а также неубранные «мягкие» переносы в словах, встречающиеся в самых разных местах книги, однозначно свидетельствуют о том, что верстка просто не была вычитана.
Несколько слов об Именном указателе.
Анатолий Альфредович Пископпель указан в нем как «Пископпель Ан. Альб.».
Вадим Николаевич Садовский превращен в «Садовский Вл. Ник.»
Почему-то «Достоевский Федор Михайлович», а «Толстой Лев Ник.».
Выготский – «Лев Семенович», а Москаева – «Алина С.»
Платонов вообще почему-то без инициалов.
Павлов и Коротков со с. 408 вообще почему-то в указателе отсутствуют, как, впрочем, и Птолемей со с. 219.
Читатель напрасно будет искать Балибара на с. 51, Вардуля на с. 259, Кассирера на стр. 236, Сахарова на с. 68…
И т.д. и т.п.
Теперь об Указателе понятий.
В каком смысле это – указатель именно понятий?
Если предположить, что на указанных страницах вводятся соответствующие понятия, то это не так (по меньшей мере для большинства случаев).
А если предположить, что под понятием здесь имеется ввиду просто использование в тексте термина, то тогда не понятно, по какому принципу выделяются те или иные термины из общего массива. Одни термины почему-то попадают в указатель в качестве понятий (например, такие, как – называю первые попавшиеся – арабский язык, табло сознания, управление, фидеизм, искусство, сфера, парадигматика, синтагматика, политика), а другие – не попадают (опять первые попавшиеся – экзотический язык, постпозиция, препозиция, язык математики, вектор, репер, конструктивный план, теоретическая сфера, практическая сфера, процесс, предметное моделирование, способ решения). К тому же и сами указания не всегда точны. Так, напрасно читатель будет  искать, скажем, «арабский язык» или «действие» на указанных страницах.
Может быть это – предметный указатель в том смысле, что указывает на предмет обсуждения?
Но вот, в частности, «арабский язык» не является предметом обсуждения – предметом обсуждения является вопрос о том, как складывается язык. То же самое можно сказать и о «табло сознания». Здесь предмет обсуждения – что человек видит и как. И т.д. и т.п.
Я полагаю, что такой «указательный» подход, когда чисто формально выделяются некоторые термины, встречающиеся в тексте, в принципе не применим к текстам Г.П.
Далее. В указателе значится, например, «тип мышления: идея деятельности, идея натурализма, идея феноменологии». Но Г.П. говорит не о типе мышления, а о характере и способе мышления. Мне (как не особо продвинутому в методологии читателю) не очень понятно: это одно и то же или все-таки разное?

Я не буду продолжать, поскольку у меня нет задачи составить полный перечень ошибок и вопросов. Мне представляется, что это – дело издателей: произвести все-таки вычитку текстов (лучше поздно, чем никогда) и снабдить последний том еще одним указателем – указателем ошибок и опечаток. В любом случае, я хотел бы, чтобы в этом томе появилось опровержение по поводу моего мнимого участия в издании первого тома.
Я понимаю, что это издание делалось в дикой спешке (всего шесть лет). Но не считаю это основанием для приписывания мне чужих «заслуг». Мне вполне хватает стыда за наши собственные ошибки в наших изданиях, и чужого мне не нужно.

Приложение 3

Протокол
О создании творческого коллектива

Присутствовали: Г.А.Давыдова, А.А.Пископпель, В.Р.Рокитянский, Л.П.Щедровицкий.

Слушали: Предложение Л.П.Щедровицкого о создании творческого коллектива для издания трудов Московской методологической школы (Московского Методологического Кружка).

Постановили:

  1. Создать творческий коллектив в составе Г.А.Давыдовой, А.А.Пископпеля, В.Р.Рокитянского, Л.П.Щедровицкого.
  2. Назначить руководителем коллектива Л.П.Щедровицкого, уполномочив его представлять интересы коллектива.

 

10.01.1995.

Подписи:
Г.А.Давыдова
А.А.Пископпель
В.Р.Рокитянский
Л.П.Щедровицкий

Приложение 4

Мы - Степкиной 2006-06-26

Уважаемая Ирина!
Во вложении наша реплика на опубликованные Вами материалы к обсуждению издательской деятельности Фонда - для размещения на сайте.
Пископпель, Рокитянский, Щедровицкий

ММК в лицах – 2

Занятные вещи творятся на методологических сайтах.

1. Редактор сайта Г.Г.Копылов снимает наши материалы под тем предлогом, что он а) якобы «невольно выступил распространителем взглядов одной из сторон» и б) хочет «представить равным образом обе существующие позиции на политику издания трудов Г.П.Щедровицкого и восстановить полноту ситуации».
После этого он
1) отказывается опубликовать наше открытое письмо, сначала демонстрируя «наивность», что-де он не понял, что открытое письмо ему было предназначено для публикации, а потом откровенно заявляя: «Вы всерьез считаете, что я буду публиковать открытое письмо, направленное против себя самого?»;
2) не восстанавливает на сайте один из наших материалов, имеющих принципиальное значение для отражения нашей позиции (видимо в этом усматривая «равенство позиций» и «полноту ситуации»);
3) не проверяет подлинность публикуемых Фондом материалов (видимо опять-таки для «полноты ситуации»).

2. Что же касается руководителей Фонда, то, публикуя с опозданием в два месяца материалы заседания, они  стыдливо изымают фрагменты заседания, наиболее ярко выражающие их принципиальную позицию и установки и тем самым фальсифицируют документ Фонда.
Впрочем, и без этих фрагментов опубликованный текст заседания вряд ли может претендовать, судя по уровню состоявшегося обсуждения, на статус «издательской политики»– скорее, это поток сознания в коммунальном формате Вороньей слободки. Опускаться на этот уровень противно и бесперспективно.
А чтобы судить о «профессиональности» и «культуре» критики в наш адрес, вполне достаточно одного примера.
Г.А.Давыдова. «. …там в этой первой книге в тексте от составителей не сказано, что это избранные опубликованные труды Георгия Петровича. [Я даже себя специально проверила.] В предисловии сказано, что это «написанные» работы, что неточно.  [Это совершенно не соответствует тому, что реально было сделано]» (в скобках – то, что вымарано из документа. – А.П. и др.).
Каким же все-таки недобросовестным и непрофессиональным  надо быть, чтобы не обнаружить на первой страницы предисловия текст:
«Первоначально замысел "Избранных трудов" предполагал включение в их состав как уже опубликованных, так и неопубликованных ранее работ. Однако от него по многим причинам пришлось отказаться, и в настоящем виде сборник содержит только избранное из опубликованного».

А.А.Пископпель, В.Р.Рокитянский, Л.П.Щедровицкий

Степкина – нам 2006-06-26

Здравствуйте, Владимир Ростиславович!
Извините, но опубликовать вашу «реплику» мы не можем, поскольку она не содержит никаких содержательных и/или конструктивных предложений по издательской политике  Фонда  (напоминаю, что публичное обсуждение затеяно именно с этой целью!),  а публикация на нашем  сайте материалов, оскорбляющих  не только руководство Фонда, но и третьих лиц, не входит в наши уставные цели и задачи.

Мы - Степкиной 2006-06-27

Уважаемая Ирина!
Хотелось бы узнать, где и в чем Вы обнаружили оскорбление.
Наша реплика – это критика опубликованного Вами. Причем, критика корректная – в рамках общепринятых научных стандартов.
Слова «фальсификация», «поток сознания», «коммунальный», «непрофессиональный» и др. – это не оскорбления, а термины, характеризующие суть дела. Кто же виноват, что опубликованные Вами материалы столь убоги по содержанию? Или, может быть, Фонд в принципе не приемлет критику?
Мы отвечаем за каждое наше слово, и не представляет никакого труда доказать, что все то, что мы инкриминируем Фонду, – чистая правда. Вы правду считаете оскорблением?
Надо сказать, что это весьма распространенный случай!
Именно правда воспринимается очень большой, к сожалению, категорией лиц как оскорбление. Поясню сказанное.
На заседании мы были охарактеризованы как «идиоты» и «невменяемые» и как те, кто «не любит ГП» . Неужели Вы полагаете, что мы будем считать это «оскорблением»?! У нас нормальная реакция: «Какая чушь! Какой недопустимо низкий уровень собравшейся публики! Какой убогий поток сознания!». Если здесь и можно говорить об «оскорблении», то это оскорбление авторами этой чуши самих себя! Они сами себя «опускают». Но тут уж ничего не поделаешь.
Кстати, это – один из немногих моментов-принципов, имеющих прямое отношение к конструктивной издательской политике Фонда: считать инакомыслящих идиотами и не любящими ГП. 
А вот если непрофессионалу сказать, что он работает непрофессионально, то он, конечно оскорбится. И будет кричать» «Ах, меня оскорбили!».
Так Вы правду воспринимаете как оскорбление?
Что касается конструктивных моментов, то нет ничего конструктивнее, чем честная, точная критика (в том числе автокритика). Критика - необходимый элемент любой конструктивной работы. А в данном случае не только необходимой, но и достаточной, поскольку Ваши материалы деструктивны (включая упомянутый выше принцип). Вот мы и говорим в конструктивном ключе: Ваши материалы – это позор! Там нечего обсуждать.
Пископпель, Рокитянский, Щедровицкий
Вам не нравится наша конструктивная позиция? А почему она должна Вам нравится? Или Вы хотите, чтобы все думали, как  Вы, и писали только то, что Вас устраивает?
PS. Слабо опубликовать это как нашу позицию (вместе с Вашим ответом)? Если слабо, то зачем приглашаете нас на обсуждение?

Ответа не последовало!

Приложение 5

Мы - Степкиной 2005-07-05

Уважаемая Ирина!
По договоренности посылаем ориентировочный план нашей работы на 2006-2007 годы. 
Щедровицкий, Пископпель, Рокитянский

Степкина – нам 2005-07-05

Здравствуйте, Владимир Ростиславович!
План Ваш получила. Правда, в нем не отражена степень подготовленности того или иного текста. Мы договаривались, что получим помимо названий еще и некоторую информацию, по которой сможем оценить затраченные усилия. Кроме того, А.А.Пископпелем на заседании Научного совета в понедельник было озвучено лишь 3 наименования, которые планируется издать к концу года, при этом одним из них была книга ИГРА 1, которая в Вашем списке даже не фигурирует. По его версии к концу года должны быть готовы 2 книги серой серии по культуре и педагогике и ИГРА 1 в новой серии.
Также он упоминал про готовящиеся тесты по Теории мышления, как могущие выйти в черной серии, Диссертацию ГП по языковому мышлению и, возможно, вступительный и заключительный доклады ГП на семинарах.
Но все перечисленные тексты не вполне соотносятся с текстами в присланном Вами файле. Возможно, просто не соотносятся названия? И куда тогда делась из списка Игра1? Поясните, пожалуйста.

Мы - Степкиной 2005-07-05

Приветствую Вас, Ирина!
Здесь недоразумение: то, о чем говорите Вы, и то, что мы Вам прислали - разное.
1) Мы прислали перспективный, ориентировочный план на 2006-2007 годы. Об этом Пископпель мог только упоминать на заседании Научного совета в самых общих выражениях.
2) То, о чем он тогда говорил и о чем пишете Вы, - наша работа этого года. Мы работаем и намерены завершить работу в декабре с.г. над тремя книгами: "Культура", "Педагогика" и "Языковое мышление" (большая диссертация). Состояние таково: сформирован состав, осуществлено первое, смысловое редактирование.
3) "ОДИ-1" доведена до оригинал-макета и, как мы и говорили на нашей встрече, будет издана по линии нашего издательства. Возможное участие в этом издании Ин-та развития может обсуждаться.
Искренне Ваш
В.Рокитянский

Ориентировочный план подготовки к изданию текстов Г.П.Щедровицкого на 2006-2007 гг.

(названия томов рабочие)

  1. Деятельность и деятельностный подход
  2. Система и системный подход
  3. Знание
  4. Психология и методология (вып. 2)
  5. Обзорные и заключительные доклады на семинарах ММК
  6. Содержательно-генетическая теория мышления (работы 1960-х гг.)

ПРОЕКТЫ ФОНДА им. Г.П.ЩЕДРОВИЦКОГО на март 2005 г. - 2006 г.

(фрагмент таблиы – Л.Щ.)

Направление/тема

Ответственный/менеджер

Издательские

 

7.Подготовка и издание книги «Игра 1» ( группой «Наследие ММК» )

 

Щедровицкий Л.П., Пископпель А.А., Рокитянский В.Р.

8.Подготовка и издание книги «О методе исследования мышления» (диссертация Г.П.Щедровицкого)

Щедровицкий Л.П., Пископпель А.А., Рокитянский В.Р.

10. Подготовка и издание серого тома «Культура»

Щедровицкий Л.П., Пископпель А.А., Рокитянский В.Р.

11. Подготовка и издание серого тома «Педагогика»

Щедровицкий Л.П., Пископпель А.А., Рокитянский В.Р.

…….      – приоритетные проекты

Приложение 6

Позиция Фонда (озвученная Г.А.Давыдовой 23.03.06)

«Я считаю, что в этих изданиях нарушена конфигурация коммуникативной ситуации. Это происходит, когда убирается имя человека или ничего не делается, чтобы узнать, кто присутствовал при обсуждении... <…> Вот, например, доклад Георгия Петровича на методологическом съезде «Перспективы и программы СМД-методологии» <…> Причем, текст становится часто бессмысленным, ведь он коммуникативный, а причем там «пухлые щечки»? (Это щечки Лены Ланганц). Что тогда там делает этот текст? Или  спор с М.В.Рацем по поводу науки – она измеряет или не измеряет, Рац встает на защиту науки – Георгий Петрович издевается. Ну, так над кем?».

Наша позиция

Считается, что следует различать тексты «коммуникативные» и «транслятивные». Но, на наш взгляд, для большинства устных текстов Г.П. такое различение вряд ли уместно. В свои «транслятивные» текты Г.П. сознательно вводил «коммуникативные» элементы. Другими словами, его тексты в этом смысле принципиально «комплексные».
При этом «коммуникативные» элементы, будучи значимыми в одной ситуации, могут перестать быть и «коммуникативными» и вообще значимыми  в другой ситуации.
В докладе Г.П. «Перспективы и программы развития СМД-методологии» (в нашей редакции!), действительно, есть такое место:
«А кстати, я вспоминаю один из ваших вопросов. Сидит такая девочка, щеки пухлые, и спрашивает: «Как вы относитесь к историческому процессу?». Я сначала подумал: «Ничего себе! Сидит и интересуется моим отношением к историческому процессу. Что это означает?» Я ведь должен был понять, что вы в решении этого вопроса кровно заинтересованы. А то ведь непонятно: почему? какое вам дело?  Живете там у себя в Челябинске... Какое вам дело до исторического процесса? Умничает, значит. Что вас в историческом процессе заинтересовало? Ну, идет он и идет. Солнце всходит и заходит. А меня спрашивают: «Георгий Петрович, а как вы относитесь к тому, что солнце всходит и заходит?» Как отношусь? Нейтрально. Ну и черт с ним. Пускай оно всходит и заходит. А чего это вы с историческим процессом? Со структурой его, с линейными развертками...? Как вы выработали в себе такое субъективированное отношение к историческому процессу?».
Вот этот текст, на наш взгляд, и «коммуникативный» и «транслятивный». В той ситуации Г.П. обращался к конкретному лицу, вступал в коммуникацию вроде бы непосредственно с этим лицом. Но Г.П. не был бы Г.П. если бы он при этом не осуществлял коммуникацию со всем залом, а шире – со всеми, кому интересно знать точку зрения Г.П., т.е. и с нами, сегодняшними читателями, тоже. И поэтому этот текст в новой ситуации утрачивает «коммуникативную» составляющую, сохраняя «транслятивную».
Г.П. в той ситуации не назвал фамилию «девочки» (хотя в той ситуации все понимали о ком идет речь). А почему он ее не назвал по фамилии? На наш взгляд, он сделал это сознательно. Ему нужен был образ, и он его мастерски выстроил: Сидит такая девочка, щеки пухлые, и спрашивает: «Как вы относитесь к историческому процессу?». Здесь же не важно, кто эта девочка! Здесь важна мысль!
А нам сейчас нужно знать ее фамилию? Да зачем нам это! Нам нужна абстрактная девочка на этом месте, а не та, конкретная.

А по поводу реплики господина М.В.Раца Фонд (устами докладчицы) говорит, простите, явную чушь. Не над Рацем издевается ГП, а над позицией. И представлять ее может кто угодно.

 

Файлы для загрузки:

Контакты | Ссылки | Карта сайта

При использовании материалов, выставленных на сайте, ссылка на него является обязательной.