Home Mail
ФОнД «АРХиВ МОСКоВСКоГО МЕТОДОлОГИЧеСКОГО КРУЖКа»
 
АВТОРИЗОВАННЫЙ ВХОД
Забыли пароль?
Регистрация
 
Главная | О сайте | Об ММК | Архив | Издательство | Глоссарий | Новости и события |
 
ГЛОССАРИЙ
О глоссарии
 
НОРМА – РЕАЛИЗАЦИЯ

Версия для печати  

англ. norm – realization
нем. Norm – Realisation
франц. norme – réalisation

 

Отношение, в котором выражается двоякая (социокультурная) сущность всякого образования, принадлежащего к миру деятельности, и фиксируется необходимое и достаточное условие такой принадлежности: объект является социальным постольку, поскольку он есть реализация культурной нормы.

В схеме воспроизводства выступает в качестве основной структурно-функциональной единицы, обеспечивающей историческое бытие деятельности.

 

Фрагменты текстов

 

(1)

[Из: Г.П.Щедровицкий. Историко-научные исследования и логическое представление

науки // Г.П.Щедровицкий. Философия – Наука – Методология. М., 1997]

 

В отличие от «объектов природы» предметы деятельности имеют множественное существование: внутри него должно быть выделено прежде всего существование в виде образца или нормы (т.е. в рамках системы культуры) и существование в виде реализации этого образца или нормы в ином материале (т.е. в рамках социетальной системы). Точнее, нужно даже сказать, что всякий предмет деятельности существует всегда по меньшей мере в виде связки образца (нормы) и его реализации.

 

(2)

[Из: Г.П.Щедровицкий. Категории сложности изыскательских работ

// Из архива Г.П.Щедровицкого. Т. 1. М., 1999]

 

Исключительно важным и принципиальным в контексте этого анализа [анализа процесса воспроизводства] является различение норм и реализаций, фиксирующее основную сущностную структуру деятельности и одновременно всего, что существует в ней и вместе с ней.

Связка «нормы – реализации» является частью структуры воспроизводства с трансляцией элементов культуры. Но, взятая относительно общей схемы воспроизводства, она выступает как изображение определенной организованности внутри нее. Именно эта организованность, как мы уже отмечали, задает специфику «культурного», с одной стороны, и «социального», с другой, и одновременно членит все явления деятельностного мира на два класса, связанных между собой отношением «норма – реализация». Вместе с тем эта связка выступает как одно из важнейших категориально-онтологических определений всех без исключения явлений нашего деятельностного мира, и, таким образом, она накладывает определенную форму на содержание всех знаний о деятельностных явлениях и на методы их получения, ибо от вида и характера онтологических представлений, как мы уже знаем, зависят как возможные способы разложения объекта на отдельные системы, так и логические формы последующий связи знаний об объекте в единую интегрированную систему.

Из этой онтологии вытекает целый ряд методологических требований.

Простейшая единица всякого социокультурного объекта должна задаваться связкой элементов из двух систем – системы норм и системы реализаций; только эта связка обладает подлинным социокультурным существованием в деятельности. Отдельные элементы ее можно анализировать и описывать в технических целях, но таким путем никогда нельзя выявить законы их жизни и, следовательно, построить науку о социокультурных объектах. И, наоборот, использование этой связки в качестве основной формы при построении схем объектов снимает многочисленные парадоксы, выявленные разными социальными и культурологическими дисциплинами, и позволяет получать адекватные знания об объектах, являющихся организованностями деятельности. <…>

В рамках связки «норма – реализация» получают естественное и законосообразное объяснение все зафиксированные факты двойного существования разных социокультурных объектов. Сопоставление двух способов их существования, взятых на полюсах отношения реализации, позволяет выделите в каждом таком объекте «форму» и «материал» и, таким образом, объяснить на схеме-модели как тождество норм и реализаций, так и их различие: именно «форма» оказывается той общностью, которая, с одной стороны, связывает и объединяет оба эти способа существования социокультурного объекта в одно целое, а с другой стороны, устанавливает и фиксирует их тождественность. Исходным носителем формы является норма, но в ней форма связана с несвойственным ей материалом и поэтому необходимого социокультурного объекта, удовлетворяющего принципу соответствия формы и материала, не получается. Норма оказывается лишь символом или знаком объекта. Но такой способ существования соответствует ее назначению и функциям: ведь смысл нормы в контексте процесса воспроизводства состоит только в том, чтобы передать, перенести необходимую форму в социальный объект, создаваемый в процессе реализации. В исходном состоянии последний выступает как чистый материал и поэтому не имеет социального существования. Но, становясь материалом для оформления, предоставляя себя в качестве материала норме, т.е. в качестве того, в чем она должна реализоваться, он оформляется и благодаря этому приобретает определенность и полноту социального объекта. Одновременно форма получает адекватную для социального объекта материализацию, и вместе они дают нам полный и целостный социокультурный объект.

Таким образом, норма и реализация разнородны как по материалу, так и по способам своего существования, и именно как разнородные, как включенные в разные процессы и обладающие разными траекториями движений, они связаны друг с другом в одно социокультурное целое и могут стать «естественным» объектом научного исследования. <…>

Если дополнить представление об объекте исследования, в схематической форме заданное [выше ] <…>, еще одной связью (и, соответственно, еще одним отношением), а именно связью, фиксирующей процесс образования нормы и идущей от нерасчлененного на форму и материал социального объекта к выражению его в другом, несвойственном ему материале, то можно будет утверждать, что норма, рассматриваемая как система формально определенных единиц, является особой организованностью деятельности и средством организации социального объекта, в то время как сам социальный объект был процессом и в исследовании должен быть фиксирован в виде структуры.

Это превращение легко объяснить тем, что форма, отделяясь от социального объекта, теряет органически связанный с нею и определивший ее материал, и, чтобы существовать и сохраняться дальше, она должна, «умертвив» все процессы, как определяющие, так и влияющие на нее, запечатлеть себя в строении какого-либо нового материала. То, что мы называем «организованностью», и является этим мертвым отпечатком динамической структуры исходного социального объекта в новом материале. Но этот материал тоже имеет свою жизнь, хотя бы как материал нормы, используемый в процессах реализации. Чтобы обеспечить лучшие условия такого использования и вообще всей «жизни» норм, их ставят в системы специально созданных отношений с другими нормами и их материалом. Так в пространстве норм создаются свои особые системы, отличающиеся от систем социальных объектов, уже не только материалом своих единиц, но и всеми теми связями, отношениями, функциями и «значениями», которые накладываются на каждую единицу нормативной системы ее окружением.

<…> Различия систем и, соответственно, способов жизни норм и реализаций, образующих вместе с тем метасистемы и метацелостности социокультурных объектов, позволяет без труда объяснить такие удивительные явления, как сравнительно устойчивую сохранность систем социокультурных объектов при непрерывных, разнообразных и часто весьма значительных изменениях входящих в них социальных объектов, или, скажем, принадлежность многих автономных и изолированных объектов мыследействования к одной социокультурной системе при отсутствии каких-либо непосредственных связей между ними.

 

(3)

[Из: Г.П.Щедровицкий. О принципах анализа объективной структуры мыслительной деятельности на основе понятий содержательно-генетической логики // Г.П.Щедровицкий. Избранные труды. М., 1995]

 

Говоря о «норме», мы имеем в виду тот объективный состав и ту структуру деятельности, которые только и могут обеспечить решение задачи, которые, если можно так выразиться, необходимы и достаточны для ее решения. В этом отношении «норма» не зависит от субъективных свойств отдельных индивидов и поэтому может рассматриваться вообще безотносительно к индивидам.

«Нормы» деятельности в своей совокупности противостоят подрастающим поколениям в качестве образцов деятельности, которыми нужно «овладеть». Поскольку сама деятельность возможна лишь в связи со средствами производства и различными знаковыми системами, то те и другие выступают как формы «опредмечивания» деятельности вообще и норм деятельности в частности. Поэтому грубо, в первом приближении, можно сказать, что нормы деятельности выступают перед подрастающими поколениями в виде средств производства и знаковых систем, вплетенных в ткань строго определенной деятельности. Ребенок должен овладеть общественно-фиксированными «нормами» деятельности, а для этого – усвоить или освоить те предметные и знаковые системы, которые в них входят.

 

Файлы для загрузки:

Контакты | Ссылки | Карта сайта

При использовании материалов, выставленных на сайте, ссылка на него является обязательной.